«Наши собственные ожидания не ниже тех, что есть у болельщиков»

2 мая 2019 11:43

// Главный тренер сборной России по футболу Станислав ЧЕРЧЕСОВ о своей команде

В июне сборной России по футболу предстоят домашние матчи отборочного турнира чемпионата Европы 2020 года против сборных Сан-Марино и Кипра. В интервью “Ъ” главный тренер сборной России Станислав ЧЕРЧЕСОВ рассказал о специфике своей работы в рамках отборочного турнира, прокомментировал недавнюю травму нападающего Дениса Черышева и объяснил, почему поддерживает применение системы VAR.

— В отличие от домашнего чемпионата мира, в котором сборной России участие было гарантировано как хозяйке турнира, перед финальной частью чемпионата Европы ей требуется пройти отборочную стадию. В чем для вас как для главного тренера сборной заключаются особенности нынешнего этапа работы?

— Особенности есть всегда. В контрольных матчах перед чемпионатом мира требовалось выводить футболистов на такой психологический уровень, чтобы они играли от ножа. Сейчас нам нужно, как говорится, давать результат здесь и сейчас, а за пару дней подготовки, как известно, на качественно новый функциональный уровень никого не выведешь. Поэтому мы, прежде всего, обращаем внимание на тех футболистов, чья готовность сомнений не вызывает. Исходя из этого и принимаем решения при формировании состава, хотя костяк команды у нас, конечно, имеется.

— Цена ошибки для вас сейчас выше, чем в контрольных матчах?

— Мы такими категориями не рассуждаем, а готовимся к каждой игре. Существует мини-турнир, в рамках которого мы должны провести десять игр, набрать максимум из возможных 30 очков и в итоге занять место, дающее право быть на чемпионате Европы. С этой точки зрения стараемся ничего не упускать.

— В начале группового турнира вслед за поражением от Бельгии — 1:3 последовала победа над Казахстаном — 4:0. Как вы оцениваете такой старт?

— Удовлетворительно. В матче с Бельгией, думаю, мы были конкурентоспособны, хотя, безусловно, хотелось большего. В Казахстане же добились того результата, которого хотели, да и игру там показали добротную и качественную. Поэтому можно быть в какой-то степени удовлетворенным, но не довольным. Кстати, на предыдущем сборе нам в некоторой степени повезло, поскольку перед матчем с бельгийцами в последнем туре чемпионата в Москве «Спартак» играл с «Зенитом», а «Локомотив» — с «Краснодаром». В результате многие футболисты попали к нам на полдня раньше.

— Какова специфика момента перед июньскими матчами с Сан-Марино и Кипром?

— Чемпионат страны заканчивается 26 мая, а играть нам 8 и 11 июня. То есть между последним туром и матчем с Сан-Марино существует интервал — почти две недели. Поэтому нам сначала требуется правильно разобраться с составом, дать футболистам несколько дней выходных, а затем провести очень большой комплекс работ для того, чтобы они были готовы выйти на поле в хорошем состоянии и выигрывать.

— Эта ситуация чем-то напоминает ту, которая была в 2017 году перед Кубком конфедераций?

— Какие-то параллели провести можно, но не до конца, поскольку тогда времени для подготовки было больше.

— Возможности ротации состава в матчах против Сан-Марино и Кипра у вас шире, чем против Бельгии и Казахстана?

— Неправильная постановка вопроса. Вы когда последний раз видели сборную Кипра? Мы никого не боимся, но оцениваем соперника не по названию, а по тому, как он играет.

— 21 апреля в матче чемпионата Испании получил травму колена нападающий «Валенсии» Денис Черышев, забивший за сборную в начале отборочного цикла три гола. Насколько серьезно его повреждение?

— Естественно, я позвонил ему — не сразу после игры, а на следующий день. Он сначала не поднял трубку, потом перезвонил. Пообщались. Понятно, что травма неприятная, наш врач находится с ним в контакте.

— Сколько может продлиться лечение, пока неясно?

— Надо подождать еще одну-две недели. Правильно оценить свежую травму получается не всегда, поэтому будем ждать повторных снимков. Возможно, они дадут новую информацию. На сегодняшний день радует, что цела крестообразная связка. Но дополнительные обследования могут показать совершенно иную картину.

— Для сборной это серьезная потеря?

— Для нас важны все игроки, и Черышев — не исключение.

— Как вы вообще для себя объясняете тот факт, что Черышев особенно ярко раскрылся именно в сборной, за которую забивает красивые голы?

— На этот вопрос лучше отвечать ему самому. Наверное, мы просто оценили Черышева, сумели до него достучаться. Хотя приглашение в сборную, кстати, он получил не сразу — из-за частых травм. Но когда Черышев начал играть постоянно и смог находиться в игровом тонусе два-три месяца подряд, ему был отправлен вызов. Мы увидели, что игровые качества этого футболиста нам подходят, а во время большой работы на сборах перед чемпионатом мира смогли определенным образом подтянуть его, объяснить свои требования. И он нас понял. Возможно, потому что мы общались на русском языке, а не на испанском.

— Психология тут имела значение?

— Если человек дает результат, не ощущая себя в коллективе комфортно, то это нонсенс. Другое дело, что наша тренерская задача — стараться максимально эффективно использовать сильные стороны каждого игрока. Давать ему такие задания, которые ему наиболее свойственно выполнять и от которых он будет получать удовольствие. Команда от этого только выигрывает.

— Сколько игроков входит в ваш рабочий список кандидатов в сборную?

— Примерно 55 человек.

— Это много или мало?

— Не то и не другое. Это просто факт. Вы хотите список 150 человек? Тогда мы по-разному смотрим на вещи. Потому что я исхожу из того, что есть, а не из того, что мне хотелось бы.

— Можете назвать ближайший резерв сборной?

— Конкретные фамилии — нет. Мы внимательно смотрим и оцениваем тех игроков, которые нас интересуют. И потом, что такое резерв в вашем понимании? Молодежь? Но ведь иногда игрок себя проявляет уже в достаточно зрелом возрасте.

— В данном случае подразумеваются молодые перспективные футболисты.

— Есть определенная группа игроков, которые выступают в молодежной сборной и начали попадать в основные составы своих клубов. Естественно, мы за всеми наблюдаем, смотрим за их ростом и развитием. Журналистам всегда хочется новых имен, но всему свое время. Наша задача — за всеми наблюдать и вовремя принимать решения, которые бы шли на пользу сборной и самим футболистам. Только решения, еще раз подчеркиваю, своевременные.

— То, что после чемпионата мира в сборной завершили выступления ряд опытнейших игроков, серьезно осложнило вашу работу?

— К таким вещам надо быть готовым всегда. Не забывайте, что, когда я взял команду после чемпионата Европы 2016 года, произошло то же самое. Любому тренеру хочется иметь максимально стабильный состав. Но так практически не бывает. Нас больше напрягают ситуации, при которых футболисты за день до начала сбора выбывают из-за травм, причем в количестве нескольких человек. А когда игрок завершает карьеру, ты просто исходишь из того, что рассчитывать на него уже не приходится.

— Вы можете представить ситуацию, при которой в сборную вернется Игорь Акинфеев, так же как перед чемпионатом мира это произошло с Сергеем Игнашевичем?

— Без комментариев. Перед нами стоит задача — попасть на чемпионат Европы. По ходу дела ситуация подсказывает, как нужно действовать.

— Два месяца назад президентом Российского футбольного союза был избран Александр Дюков. Как вы оцениваете начало сотрудничества с новым руководителем?

— Все происходит в рабочем режиме. Во время подготовки к матчам с Бельгией и Казахстаном новый президент видел, как мы работаем. На наших регулярных встречах мы объясняем руководству свое видение ситуации в сборной. Ничего особенного по этому поводу сказать не могу.

— Какая главная проблема, на ваш взгляд, сейчас стоит перед российским футболом?

— Проблем у нас нет. Я не люблю это слово. Есть вопросы, которые надо решать, и каждый руководитель старается делать это на своем месте.

— В какой мере России удалось использовать фактор проведения чемпионата мира и успешного выступления на нем своей сборной для повышения популярности футбола?

— Ну вот же, прямо перед вами яркий пример — практически заполненный стадион в Ростове (во время интервью в своем кабинете главный тренер сборной России следит за видеозаписью матча «Ростов»—«Локомотив». — “Ъ”). На матче — 30 тысяч, и телевизионная картинка смотрится по-новому. Уверен, не за горами время, когда, к примеру, и в Самаре трибуны будут заполняться не хуже.

— Как вы относитесь к тому, что после выхода сборной в четвертьфинал мирового первенства планка ожиданий российского болельщика поднялась на новый уровень?

— Так мы же сами к этому стремились! Поэтому не думаю, что по этому вопросу у нашей команды и тех, кто за нее переживает, разные мнения. Желание прогрессировать у нас как было, так и есть. И наши собственные ожидания не ниже тех, что есть у болельщиков и специалистов.

— В настоящее время рабочая группа РФС занимается вопросом изменения лимита на легионеров. Каким, с вашей точки зрения, он должен быть?

— Я уже не раз высказывался по этому поводу. С моей точки зрения, ограничения должны касаться только заявки, а не количества игроков на поле.

— Какое количество вы бы предпочли?

— Все детали определит рабочая группа.

— Поставим вопрос немного иначе. Конкуренция, которая существует в рамках чемпионата России, достаточна для роста мастерства российских игроков?

— Конкуренция тоже бывает разных уровней. Скажем, есть конкурентная среда нашей премьер-лиги, английской, бундеслиги и так далее. Борьба за первые места ведется везде, но Лигу чемпионов наши клубы пока не выигрывают, и в таблице коэффициентов UEFA Россия занимает шестое место. Эти объективные показатели мы, тренерский штаб сборной, и принимаем во внимание, проводя определенный анализ, чтобы команда была конкурентоспособной.

— Назовете сильнейшего легионера в нынешнем российском чемпионате?

— Не готов ответить на этот вопрос. Я оцениваю тех игроков, которые подходят конкретно для сборной. А по легионерам мое мнение может быть необъективным. Этих футболистов должны реально оценивать клубные тренеры, которые ими руководят, дают им конкретные задания и понимают, насколько успешно они выполняются.

— То есть у вас никогда не проскальзывает мысли о том, что, мол, вот был бы россиянином тот или иной футболист-легионер и я бы взял его в сборную?

— Нет, даже не ловил себя на такой мысли.

— В этом году очень ярко проходит Лига чемпионов. Кто из ее участников вам симпатичен больше всего?

— Какой-то один клуб выделить не могу. Все команды разные — по стилю, игровым схемам, подбору игроков. Поэтому давайте дождемся финала Лиги чемпионов. Кто его выиграет, того и назовем.

— Формула «сильные клубы — сильная сборная» потеряла свою актуальность?

— Конечно. Ведь зачастую в составах клубов иностранцы не только составляют более половины состава, но и находятся на первых ролях.

— В последних матчах Лиги чемпионов несколько ключевых решений принимались с помощью системы VAR. Каково ваше отношение к ней?

— Хорошее. На Кубке конфедераций у нас были вопросы, поскольку мы не понимали, почему судья просматривает одни эпизоды и не просматривает другие. В частности, это имело место в матче против Мексики. Но в последнее время подобные ситуации встречаются реже, в целом все выглядит логично и понятно.

В коммуникационном плане эта система еще наверняка будет развиваться. Все-таки игра должна проходить как можно более динамично, и хочется, чтобы главный судья реже бегал к монитору просматривать тот или иной момент, чаще полагаясь на решение своих помощников.

Бывает и так, как недавно в Манчестере, когда после радости футболистов «Манчестер Сити» был отменен их гол, забитый в компенсированное время в ворота «Тоттенхема». Такие случаи не способствуют улучшению здоровья тренеров и зрителей. Но в целом польза от VAR очевидна.

Грант КОСЯН, Евгений ФЕДЯКОВ
«Коммерсантъ», 30.04.2019

Поделиться статьей: