Наши в Осетии: Дзивгис – жизнь у подножия древней крепости

25 мая 2019 12:53

В живописное Куртатинское (Фиагдонское) ущелье Северной Осетии мы въезжаем под пересказ экскурсоводом древней легенды о двух «кровниках», которых примирила река Фиагдон. Она мелькает то справа, то слева (мы постоянно переезжаем короткие мосты), сам вид ее напоминает небольшие горные речушки Кубани. Мы еще не знаем, что нас ждет...

Легенда достаточно проста и красива. Некогда на узкой тропе вдоль реки ехали навстречу друг другу два «кровника» (люди, объявившие друг другу кровную месть), и оба увидели соперника издалека. Один из них не хотел убивать другого и пожелал уклониться от встречи (месть была объявлена давно, горечь утраты и ненависть притупились). А хорошего места для переправы не находилось. Река же была полна, стремительна и грозна.

Тем не менее всадник направил коня прямо в бурный поток. Верный конь жалобно ржал, но шел, с каждым шагом рискуя споткнуться на скользких донных камнях и погубить себя и своего хозяина. Несколько минут длилась переправа, и она показалась всаднику вечностью. Поэтому, ступив на твердую землю другого берега, он через несколько шагов отпустил коня отдохнуть, а сам прилег, чтобы восстановить силы, которых не осталось.

Через некоторое время к месту его отдыха подъехал на своем коне второй всадник — он обнаружил более удобное и спокойное место для переправы, поэтому совсем не устал. «Кровники» увидели друг друга и сняли шапки, чтобы отереть пот со лба перед поединком — оба оказались совершенно седыми. Первый поседел, пока переправлялся через реку, а второй — пока наблюдал за переправой соперника. Увидев это, они спрятали оружие, обнялись и прекратили вражду.

Пока продолжался рассказ, мы подъехали к первой остановке, рассказ о которой — в моей будущей зарисовке «Ущелья Северной Осетии». Проехав еще немного, мы остановились у каменной сельской остановки на окраине очень небольшого селения Дзивгис (один из переводов — Большое селение). Как после вычитал в Википедии, некогда тут было 60 дворов, а ныне проживает чуть больше 20 человек. Высота над морем — чуть больше 1200 м. Обычные кирпичные дома, короткий мостик через реку Фиагдон.

Проходим между двумя вполне современными дворами и направляемся к невысокой (очевидно, полуразрушенной) древней башне, каких тут много… Ничего, казалось бы, особенного. Но голова поворачивается налево - и ты невольно замираешь… В нескольких десятках шагов от тебя — уникальная древняя крепость.

Она даже не встроена в скалу, а «налеплена» на нее и практически неразличима. Породы камня — те же, местные, бойницы очень похожи на естественные углубления в скале. Только хорошо приглядевшись различаешь ступеньки лестницы. И поодаль, по обе стороны от главной «башни» (в ней могли укрыться до 100 воинов), — несколько подобных укреплений.

Экскурсовод говорит, что эта крепость — единственная в мире, выполненная в такой архитектуре. Мол, есть нечто подобное в Латинской Америке, но гораздо меньше и гораздо в худшем состоянии. Рассказывает также, что точной даты постройки этой крепости не знает никто. Может быть — XII-XIII век, может быть — раньше. Но по преданиям, Тамерлан о нее «спотыкался».

Все части крепости сообщались либо подземными ходами, либо специальными переходами из досок, которые в случае опасности можно было легко убрать, что делало каждый «бастион» неприступным. Внутрь крепости не поднимаюсь: не хочу тревожить вечный сон павших защитников. Говорят, что крепость прикрывает вход в пещеру, где могло прятаться местное население в случае набега и где обнаружено массовое захоронение.

Любуюсь крепостью и горами вокруг, близкими снежными вершинами. И почему-то трудно сопоставить эту древнюю твердыню с современным газифицированным поселком (здесь, в Северной Осетии, похоже, газифицированы все, даже высокогорные населенные пункты). Со стоящими рядышком грузовиками...

Спускаемся к храму, посвященному Георгию Победоносцу, которого в этих краях чтут очень сильно. Точная дата его постройки также неизвестна. По словам экскурсовода, он возведен миссионерами из Грузии примерно в Х веке. Но в различных описаниях встречаются и другие, гораздо более поздние датировки. Открыта только скромная трапезная с самописными иконами, сам же крохотный храм закрыт. А выше, у подножия скалы, расположились несколько осетинских фамильных склепов. К ним не идем, ведь в программе экскурсии значится Даргавс — целый «город мертвых»...

Алексей ГРИЦЕНКО
«Большой Ростов», 24.05.2019

Поделиться статьей: