«Коста не продавал свои работы, а дарил их знакомым и друзьям»

1 апреля 2019 00:04

Сегодня – годовщина смерти Коста Хетагурова. Проходит время, но оно еще больше раскрывает в нем высочайшую гражданскую позицию и талант, который был поистине многогранен.

Писатель Александр Фадеев, мастер проникновения во внутренний мир героев своих повестей и романов, назвал Коста «Леонардо да Винчи осетинского народа». Это высокая, а, главное, точная оценка.

Другой большой мастер, выдающийся осетинский живописец и график Махарбек Туганов, не меньше ценил вклад Коста Хетагурова в развитие национального изобразительного искусства. И написал на эту тему в 1936 году к 30-летию кончины поэта обстоятельную статью в главной газете Юго-Осетии.

Воспроизводим эту забытую публикацию.    

Коста ХЕТАГУРОВ – художник

Коста Хетагуров является первопроходцем осетинского искусства. Прошло 30 лет со дня его смерти, но как мы оценили его художественное наследие, собраны или нет его картины и эскизы, запечатлели ли на фото его фрески, сделанные на стенах церкви? Издали ли монографию о Коста, как о художнике? Выпустили ли альбомы с его лучшими картинами?

Не выпустили. И сейчас, созданный комитет, должен собрать воедино все труды Коста. 

Коста претерпел не только гнет государства, но и тяжесть жизни национального поэта и художника со школьных дней до самой смерти.

Коста постоянно был под пристальным вниманием царского правительства, которое его преследовало и гоняло с места на место. Поэтому у него не было постоянного пристанища, работал в различных местах, тяжело трудился. Расписывал стены храма, а также писал иконы.

«Есть нам надо, есть, – говорил грустным голосом Коста, – а священники хорошо платят».

И если Коста расписывал стены церкви и писал иконы, все равно его работы, как и у Нестерова, не сильно религиозны.

В технике художественного отражения деталей Коста достиг больших высот: шелк, бархат, золото, парча и многое другое. Коста, рисуя ангелов и святых, вместо ангелов изображает земных людей, лица тех, кто его окружает.

Так, свою замечательную картину «Иисус» Коста писал с брата Поповой Якова. А в образе скорбящего ангела изобразил красавицу Анну Попову.

На стенах храма в Алагире «Двенадцать апостолов». В образе двенадцати апостолов Коста отразил осетин. Если бы на них еще были черкески, бешметы, обувь и осетинские шапки, то получились бы вылитые осетинские мужчины.

В указанном храме также есть фрески приглашенного из Италии мастера. Но между реалистичными работами Коста и каноническими работами итальянского художника есть различия.

На стене церкви его большая картина «Голгофа», (тоже в Алагире). В этой работе Коста проявил огромное мастерство? И в ней нашли отражение родные ему горы. В его фреске «Святая Ольга» (областной музей) в первую очередь привлекают внимание шелк и бархат, а также золото на короне. Кроме того, там есть краснобокая женщина, и этот образ говорит сам за себя, она не из ангелов, она – земная.

В иконописи и настенных рисунках Коста присутствует реалистическое направление. Эти работы говорят о том, что Коста в свое время вышел из художественной академии художником-реалистом.

К.ХЕТАГУРОВ. Мальчики-каменщики

В том, что Коста был реалистом, нас убеждают его картины, пейзажи, эскизы, портреты. И если в работах, которые он делал для церкви, невозможно было отразить боль его сердца за бедный осетинский народ, он это делал в других своих картинах. Идеологию Коста в искусстве наиболее ярко отражает картина «Мальчики-каменщики» в Дарьяльском ущелье.

Сюжет этой картины очень близок сюжету картины видного революционного художника Курбе «Каменщики». Осетинские дети, заняты непосильным трудом в жару, с них льет пот, они в лохмотьях. Видно, какой класс изображает художник. На лоне прекрасных высоких гор Кавказа каким тяжелым трудом заняты дети, это показывает Коста. Бедных, занятых непосильным трудом детей, Коста изобразил неспроста. В этой картине художественно отображен его «Додой» («Горе»).

Интересна судьба этой картины. Картина не была завершена, когда Коста сослали из Терской области. Из-за сложных обстоятельств, в которые попал Коста, он стал продавать картину, и какая-то богатая женщина купила «Детей-каменщиков» за 100 рублей. Денег он не взял, а та богатая женщина повесила картину у себя в столовой. Спустя несколько лет картина вновь вернулась к Коста. Через какое-то время подарил «обществу», которое занималось просвещением и внедрением технического прогресса среди горских народов. Эта картина кочевала из дома в дом членов общества. Лишь с приходом советской власти картина попала в Северо-Осетинский областной музей. Она и сейчас там.

К.ХЕТАГУРОВ. Горянка, идущая за водой

Другая картина Коста «Горянка, идущая за водой» тоже попала в подобные передряги. В ней Коста изображает себя с матерью. Она тоже была незакончена.

Из-за того, что картины продавались недорого, литературный труд не обеспечивал и был не раз выслан – все эти факторы невольно подтолкнули его к иконописи и росписи храма.

Коста не продавал свои работы, а дарил их знакомым и друзьям.

Я сам видел у одних Аликовых написанный маслом портрет  осетинской невесты и женщины. Картина была так хороша и красива, что могла занять свое достойное место на любой выставке.

Еще видел одну из тех, что он писал нам в 1900-м году.

К.ХЕТАГУРОВ. Портрет Анны Цаликовой

Он жил в Пятигорске у священника А.Цаликова. Его дочь Анну Коста даже сватал. Конечно, жизнерадостная, веселая девушка не стала бы стоять на одном месте и позировать ему, но Коста умело изобразил ее в национальном наряде, в тумане гор. И хотя и написал портрет наскоро, все равно она была очень похожа на Цаликову.

Пейзажи Коста также красивы, и подтверждают тонкое визуальное восприятие горского художника. Особенно «Тебердинское ущелье». В личном альбоме Коста сохранись его иллюстрации к собственным произведениям. Эскизы, которые мы здесь представляем, заимствованы, но созданы им мастерски, с точки зрения техники к ним не придраться. Но для нас наиболее дорога и правдоподобна иллюстрация к «Перед судом».  На ней Коста изобразил изгнанного из родных мест горца повешенным.

В 1880 году в Терской области против горцев творились чудовищные вещи. Царское правительство их сильно подавляло и делало из них русских. Забрали у них последние клочки земли и раздали их помещикам и казакам. Горцы беднели, отдавая чиновникам всяческую дань, уходили в леса заниматься абречеством, оттуда нападали на своих угнетателей.

Генерал-майора Каханова прислали в Терскую область усмирить народ и укрепить власть. В села направили карательные отряды и те секли розгами.

Подозреваемых в воровстве из осетин или ингушей у здания атамана Владикавказа избивали и закалывали. Кто из горцев появлялся на улице, его останавливали даже с детьми и обыскивали. За городским кладбищем для горцев установили виселицу.

Коста эту виселицу изобразил на вершине горы. Это лучшая иллюстрация царского культуртрегерства среди горцев, демонстрация всему миру, поэт эту иллюстрацию создал для своего лучшего произведения «Додой».

Как известно, Коста боролся за права горцев с приспешником царя Кахановым. Из-за этого Коста притесняли и сослали из родных мест. Карикатура на генерала Каханова вышла в «Стрекозе», и когда выяснилось, чья это работа, то Коста сослали из Ставрополя в Херсонскую губернию.

Эту историю я хорошо помню: жандармы во всех уголках города изымали номер газеты «Стрекоза» с карикатурой на Каханова. Маленький мальчик, у которого оказался такой номер, стоял посередине улицы и плакал. Когда его спросили, почему он плачет, тот ответил: «Каханова отняли».

Революционное мышление и высокая содержательная форма, высокая техника отличают Коста Хетагурова как художника.

М.ТУГАНОВ
Газета «Коммунист» (Сталинир, Юго-Осетия), 17 мая 1936 г

Поделиться статьей: