Как передать тончайшие нюансы души, если струны, на которых играет актер, из негибкого материала?

19 апреля 2019 13:08

55 лет назад в «Социалистической Осетии» была опубликована статья Зарифы Бритаевой, в которой она подвела итоги деятельности республиканского музыкально-драматического театра за прошедший год и обозначила задачи на ближайшую перспективу.

Газетный отчет примечателен тем, что обстоятелен и конкретен, честен и объективен. А, самое главное, «разбор полетов» сделан на высоком профессиональном уровне. Настолько высоком, что публикация и сейчас может разбираться по абзацам на актерских и режиссерских факультетах как великолепное учебное пособие для всех, кто решил посвятить себя сцене.

К этому времени Бритаева уже имела несколько престижных званий, которые получила абсолютно по делу и которые тогда совершенно еще не обесценились. А была она ни много ни мало заслуженным деятелем  искусств СО АССР (1949), заслуженным деятелем искусств РСФСР (1957) и народной артисткой РСФСР (1962). И, что не менее важно, обладала реально крупным авторитетом в театральном мире Осетии, Кавказа и всей страны.

Режиссер проявила и прозорливость. Она уже тогда предвидела одну из главных опасностей для национального театра – репертуарную. Скатывание к облегченной форме деятельности, когда в театральной афише значатся преимущественно легкие, а порой и легковесные комедии рано или поздно приводит к неизбежному сужению творческого диапазона и, как следствие, к творческой деградации.

В статье немало и других важных рекомендаций, тонких оценок, характеристик. И главный вывод: планка требовательности всегда должна поддерживаться на серьезном профессиональном  уровне.

Нет никакого сомнения в том, что публицистику Зарифы Бритаевой небесполезно будет перечитать, а, скорее всего, прочитать всем действующим лицам театрального Владикавказа. Для того (в том числе) и воспроизводим.

 *   *   *

Разведка непроторенных дорог

У нас сложилась хорошая традиция – подводить итоги за год, оглянуться на пройденный путь, сказать несколько добрых слово о хорошем и беспощадно отбросить плохое. Следуя этой традиции, хочется взглянуть и на события в творческой жизни нашего музыкально-драматического театра.

Прошел еще один гол споров, исканий, борьбы. Год походов в неизведанное, разведок непроторенных дорог. В своих исканиях мы не были одиноки. А когда, идя в разведку, слышишь советы сильного, умного и хорошо знающего дорогу командира, то обязательно прибавляются силы и уверенность, не страшны никакие препятствия.

Такими ведущими для нас были очень существенные советы руководителей партии и правительства. Встречи их с деятелями литературы и искусства оказали благотворное влияние на работу советского театра, в частности, нашего коллектива.

Зарифа БРИТАЕВА

 Осетинский театр родился не так уж давно. Но за свою короткую жизнь он сделал немало для пропаганды гуманистических идей нашего искусства. Следуя в своей творческой практике принципам социалистического реализма и системе Станиславского, осетинский театр твердо стоит на реалистических позициях. Об этом говорят и вся репертуарная политика театра, и методы его работы. Большинство спектаклей театра выдвигало проблемы, социально-политические («1919 год» И.Базоркина, «Сыновья Бата» Д.Мамсурова, «Мать сирот» и «Фатима» Д.Туаева, «Чермен» Гр. Плиева) и морально-этические («Свадьба» и «Черный туман» Г.Джимиева, «Братья» Х.Цопанова, «Доверие» Гр. Плиева и другие). Эти проблемы осетинские драматурги в основном стремились решать на современном материале, в образах людей сегодняшнего дня.

Наша национальная драматургия развивается и крепнет. Теперь все реже встречаются пьесы с поверхностной разработкой конфликта, застывшей формой образов. Но некоторые слабости дают о себе знать. Это, прежде всего, жанровое однообразие.

В сезон 1962-63 гг. театр получил пять пьес местных авторов: «Одна ночь», «Три друга», «Непослушная дочь», «Ваши знакомые» и «Пересол вызывает жажду», четыре из них были комедиями. Диапазон творчества, естественно, оказался суженным. Такое однообразие жанров не могло не способствовать возникновению одноплановости в решении спектаклей и в характеристике образов.

Нельзя не отметить еще один недостаток наших драматургических произведений, рецидивы которого проявляются и сейчас. Взяв в основу произведения какую-нибудь важную идею, автор подчас заставляет своих героев разжевывать ее десятки раз. Тенденция произведения превращается в самоцель, а на сцене царит скука, смертельный враг истинного творчества. И все потому, что драматург боится: «А вдруг идея не дойдет!»

Так получилось с комедией Д.Туаева «Ваши знакомые»? Имеющая немало достоинств, она не вызвала большого интереса у зрителя только потому, что люди, их взаимоотношения, их духовная жизнь отодвинуты на второй план, а проблемы птицеводства стали ведущим началом в пьесе.

Тенденция в произведении необходима, но прямолинейная, лобовая подача ее всегда обедняет художественную образность пьесы. Размышляя над этой проблемой в драматургии, мы в театре часто вспоминаем высказывание Ф.Энгельса: «…думаю, что тенденция должна сама по себе вытекать из положения и действия, без того, чтобы ее особо подчеркивали». Нам нужны высокоидейные, тенденциозные пьесы, но они обязательно должны быть облечены в оригинальную художественную форму.

Несмотря на то, что эти и другие недостатки еще встречаются в произведениях наших драматургов, нужно с радостью констатировать, что прошедший год отмечен новым значительным ростом осетинской драматургии. В сезон 1963-64 гг. театр работал над пятью осетинскими пьесами, среди них серьезные драмы А.Токаева (условное название «Зарета») и Д.Темиряева («Смерть друга»). A в будущем сезоне намечаются к постановке шесть национальных пьес, причем первые варианты этих произведений находятся уже в портфеле театра.

Драматургия является одним из основных звеньев работы любого театра. Говоря о современном театральном искусстве, нельзя не коснуться вопросов тематики, идейной насыщенности, художественности репертуара. Но вторым из основных звеньев является коллектив творцов, воплощающих на сцене духовную жизнь человека. Можем ли мы считать, что у нас в этой области все обстояло благополучно? Если бы это было так, то в коллективе не поднимались бы так остро вопросы мастерства, самобытности, своеобразия создаваемых театром  произведений.

Прошедший год был отмечен борьбой за оригинальность, увлекательность в решении спектаклей и отдельных образов, против тусклости и однообразия воплощения, за творческий эксперимент, против готовых штампов и архаических приемов. Прежде всего, эта борьба велась за повышение актерского мастерства. Одно время в творческой практике театра наметилось нивелирование режиссерами актерской индивидуальности. Попытки актера раскрыть через индивидуальное своеобразие сценическое поведение, взаимоотношения, внешнюю характерность подменялись часто режиссерским видением образа. B этом, наверное, была и какая-то закономерность, так как не часто в работе актера встретишь четко выраженный художественный замысел образа. Еще реже в воплощении образа исполнитель идет от своей, индивидуальной темы в искусстве, от видения в жизни и в человеке того, чего не видят другие.

Отрадно, что большой разговор о своих недостатках начали сами актеры, режиссеры, художники театра. Мы с полной определенностью заявили, что созданию крупных художественных образов мешает не только их редкое появление в драматургии, но и немало факторов внутреннего творческого порядка. Актеры мало заботятся о развитии своего творческого аппарата: голоса, речи, пластики, эмоциональности. А как передать тончайшие нюансы души, если струны, на которых играет актер, иногда сделаны из грубого, негибкого материала?

Актер должен добиваться технической зрелости, если он хочет потрясать, поражать и блистать неожиданностями, суметь простое сделать таинственным, увидеть в жизни и в человеке не только и не столько обыденное, сколько  прекрасное, романтическое. Самобытность и своеобразие художника-артиста проявляется только там, где присутствует интеллектуальное начало, глубина психологической разработки образа. Уметь раскрывать человеческие качества, тончайшие нюансы психики, сложную ее логику – это и значит быть мастером по переделке психологии людей. В решении многих из этих вопросов (многих, но не всех!) большая роль принадлежит режиссеру. И, прежде всего, в повышении требовательности к себе и к постановочному коллективу. Нельзя мириться с тем, что мы, режиссеры, хвалим порой актеров за просто правдивое поведение на сцене и не требуем яркого, многогранного характера. Нельзя мириться и с тем, что режиссеры позволяют себе быть просто интерпретаторами пьесы, не подвергают себя мукам в поисках цельного художественного образа спектакля, оригинального в раскрытии идеи и необычного во внешней форме.

Разве допустимо, чтобы на сцене осетинского театра появлялись такие спектакли, как «Мурат и его тетушки», «Кошкина лапка», «Начало жизни» и некоторые другие? А появление их стало возможно только потому, что на определенном этапе наша требовательность к себе снизилась. В погоне за количеством мы допустили к выпуску сырой материал. Напоминая еще раз о наших спорах и размышлениях о своей профессии, о том, как всколыхнули наш коллектив встречи в Кремле, хочется сказать, что прошедший год не прошел для нас бесследно. Родились и частично уже воплотились. в жизнь новые замыслы, появились новые драматургические произведения. Строже и требовательнее стал отбор пьес для репертуара. Тепло приняты зрителем новые работы театра: «В один весенний вечер» Пейчева, «Сердце матерн» С.Кайтова, «Хамат и Зарина» Н.Кадзовой, «Смерть друга» Д.Темиряева. С большим успехом прошел предварительный смотр шекспировских спектаклей. Театр показал пять пьес: «Отелло», «Король Лир», «Ромео и Джульетта», «Макбет», «12 ночь». Подготовка к юбилею В.Шекспира была начата задолго до знаменательной даты 400-летия со дня рождения великого драматурга.

Положительная оценка нашей работы над пьесами Шекспира нам особенно приятна. Мы радуемся ей, потому, что имя Шекспира для осетинского народа очень дорого. Шекспир близок, нам не только своими гуманными, общечеловеческими идеями, но и своим темпераментом и эмоциональностью, умением увлекательно и замысловато строить интригу, своими многогранными характерами и особой манерой передавать жизненные события и взаимоотношения людей. Шекспир учит крупно, масштабно мыслить и требует доводить до предельного совершенства профессиональную технику художника сцены. Все это вместе взятое заставляет нас по-человечески глубоко уважать и любить великого английского драматурга и периодически возвращаться к постановке его пьес. Вот уже второй месяц в республиках Северного Кавказа, в том числе и в Осетии, идет смотр современных национальных пьес. Смотр проводится Всероссийским театральным обществом совместно с Министерством культуры РСФСР в целях улучшения репертуара и подъема творческой работы национальных театров Северного Кавказа. О результатах смотра большой разговор пойдет из конференция национальных театров, которую предполагается провести в Махачкале в конце апреля. Наш театр показывает все современные осетинские пьесы этого года и примет самое активное участие в намечаемой конференции.

Прошедший год был плодотворным, наполненным творческим горением и поисками нового как для театра, так и для драматургов республики. Мы уверены, ‚что он поможет развернуть огромные творческие возможности коллектива театра во всем их многообразии и яркости.

Зарифа БРИТАЕВА, главный режиссер
Северо-Осетинского музыкально-драматического театра

«Социалистическая Осетия», 19 апреля 1964 г.

Поделиться статьей: