Зинаида КУЛИЕВА: «Бог изначально был графиком – он отделил свет от тьмы»

17 апреля 2019 19:18

Вы никогда не задумывались о том, что важнее: предощущение или послевкусие?

Вот готовитесь вы, скажем, к встрече с интересным человеком, придумываете вопросы, если это, допустим, интервью, представляете, какой будет ваша беседа. Это – предощущение. А потом, пообщавшись, выходите довольный ответами и проделанной работой или, напротив, опустошенный, выжатый, как лимон (тут уж как повезет). Это –  послевкусие.

Правда, бывает и по-другому. По-другому – это, когда, пообщавшись с тем или иным человеком, чувствуешь себя окрыленным, заразившись вкусом к жизни собеседника, его верой в неограниченные возможности человека, позволяющей примерять на себя без страха что-то новое. Согласитесь, этакое вдохновляющее послевкусие дорогого стоит...

Нечто подобное совсем недавно прочувствовала и я после общения с молодым владикавказским художником-графиком Зинаидой КУЛИЕВОЙ. Не скрою: информационным поводом для встречи с ней стала прошедшая недавно во Владикавказе в Национальной научной библиотеке выставка работ, созданных участниками биеннале печатной графики «Кубачинская башня», лауреатом которого и единственной участницей из Осетии стала наша Кулиева. Куратор проекта, народный художник Дагестана Юсуп Ханмагомедов ее талант отметил особо, а еще назвал «первой ласточкой из Республики Северная Осетия-Алания».

«Первая ласточка», между тем, художник, хоть и молодой, но уже довольно известный как в нашей республике, так и за ее пределами. Зинаида Кулиева – постоянный участник региональных, всероссийских и международных выставок.

Зинаида КУЛИЕВА. Спящий дракон

В 2008 году стала лауреатом конкурса молодых художников России «Классический эстамп».

В 2011 году – лауреатом международной премии «ProArte 2011» (Москва-Рим).

В 2016-м завоевала первую премию в номинации «Графика» на выставке-конкурсе «Осетия – наш горный край» и первую премию в номинации «Графика» всероссийского фестиваля молодых дарований в области изобразительного и декоративно-прикладного искусства «Национальный колорит» в г. Красноярске.

В 2017-м – первую премию и медаль в номинации «Дебют» III Международного биеннале искусства эмали «Зеркало мира».

В 2018-м – третью премию выставки-конкурса произведений, посвященных Нартовскому эпосу.

Работы Зинаиды Кулиевой хранятся в музеях и частных коллекциях Франции, Китая, Венгрии, Италии, Германии, России.

Разговор с художником об искусстве, которому она служит верой и правдой, начался как-то издалека, с вопроса о родительской семье. Ведь ее папа и мама – люди в Северной Осетии довольно известные. К тому же всегда интересно докопаться до ответа на вопрос, как происходит становление художника.

Но прежде я спросила Зинаиду о том, кто же нарек ее таким красивым и нечастым на сегодняшний день именем.

– Меня назвали в честь бабушки, папиной мамы. Бабушки не стало за два месяца до моего рождения. В свое время она очень хотела дочку, а у нее рождались только сыновья, потом хотела внучку. И когда я родилась, папа сказал: «На свет появилась Зиночка». Многие отмечают мое внешнее сходство с бабушкой. А по поводу довольно редкого в наше время имени могу сказать, что в этом есть свои преимущества.

– Какие, например?

– Говоря обо мне, часто называют только имя, не конкретизируя, какая Зина имеется в виду. И так понятно. Да и в телефонах у друзей и знакомых я записана просто: «Зина».

– Зина, как случилось, что вы стали художником, тогда как ваши родители – музыканты? Мама Любовь Николаевна Кулиева – заслуженный работник культуры республики, известный музыкальный педагог, преподает скрипку во владикавказской музыкальной школе № 1 имени Чайковского. Отец Сергей Иванович Кулиев – заслуженный артист Северной Осетии, скрипач-концертмейстер вторых скрипок симфонического оркестра.

– Да, все верно вы сказали о моих родителях. Добавлю только, что папа еще и шахматами увлекается. Не без успеха участвует в турнирах... В нашей семье не только я художник, но и мой старший брат Марат. Он скульптор. Окончил раньше меня (я вообще шла след в след за ним) наше художественное училище, потом Санкт-Петербургский институт живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина. Сейчас он работает бутафором в Мариинке, активно занимается творчеством, участвует в международных симпозиумах.

Как так получилось, что мы стали не музыкантами, а художниками? Дело в том, что родители всегда обращали внимание на то, что нравится и интересно нам, не препятствовали нашим интересам, а, напротив, всячески поддерживали. Брат с детства все время что-то лепил, а я рисовала. Помню, как мама брала меня с собой на работу. Так я даже там на нотных листах умудрялась что-то рисовать.

– Неужели и музыке вас не учили?

– Учили. Я три года обучалась игре на фортепиано при училище искусств – у Урании Христофоровны Котовой. Но как-то с музыкой у меня не сложилось. Вслед за братом я пошла в «художку», но серьезно к этому тогда не относилась.

– А когда вы всерьез задумались о том, что станете художником?

– В 15 лет, когда родители взяли меня в Санкт-Петербург, куда мы поехали, чтобы поддержать брата, когда он поступал в «репинку». Питер меня пленил. А после того, как я побывала в Эрмитаже, всерьез задумалась о том, чтобы стать художником. До этого собиралась идти в десятый класс, потом поступать на юрфак. А тут резко все переменилось. Я поступила в наше художественное училище, потом в «репинку» на факультет графики.

Зинаида КУЛИЕВА. Адам и Ева

– А почему графика?

– Может быть, по складу характера. Чем больше я работаю, тем лучше понимаю, что попала в точку. В училище я училась на керамике, а фактически это все перешло потом в графику. Графика близка мне, интересна, она открывает массу возможностей. Бог изначально был графиком – он отделил свет от тьмы. А уже потом появились растения, животные, люди.

– Любопытное умозаключение...

– Да. Я давно об этом задумываюсь... Занималась я разными видами графики. Но сейчас у меня в приоритете печатная.

Зинаида КУЛИЕВА. Ледник Колка

– Ныне вы преподаете во Владикавказском художественном училище, где сами когда-то учились. Вы начали преподавать сразу по окончании «репинки»? И как много времени отнимает педагогическая деятельность у творчества? Или наоборот помогает художнику в работе?

– Уже 11 лет я преподаю. С 2008-го по 2012-й – во Владикавказском художественном училище, с 2012-го по 2015-й – на кафедре «Художественная керамика» Сибирского государственного института искусств имени Дмитрия Хворостовского. С 2015 года и по сей день снова преподаю в родном учебном заведении во Владикавказе.

Педагогическая деятельность, конечно же, помогает, а никак не наоборот. Происходит обмен энергиями между учащими и учащимися. Общаясь со студентами, я нахожу ответы на многие свои вопросы. Учусь вместе с ними.

Зинаида КУЛИЕВА. Хвастун

– А каким ветром вас занесло в Сибирь?

– Была стажером творческой мастерской графики Российской академии художеств, отделения «Сибирь, Урал и Дальний Восток». У нас в стране в ту пору существовали три крупных центра, где в творческих мастерских можно было получить послевузовское образование. Это – Москва, Санкт-Петербург и Красноярск. В отличие от аспирантуры такое послевузовское образование предполагает по завершении обучения не письменную научную работу, а выставку.  

В Красноярске были созданы все условия для плодотворной творческой работы: мастерская, квартира. Я стала преподавать на факультете «Художественная керамика» в мастерской профессора Алеся Яковлевича Мигаса, одного из основателей факультета керамики Красноярского института. А стажировку проходила под руководством профессора Германа Суфадиновича Паштова. Он наш земляк-кавказец, кабардинец по национальности.

Что интересно, чем дальше я от Осетии, тем больше меня охватывает дух родного края. Моей дипломной работой в «репинке» была серия линогравюр «Жители Даргавса». А в Красноярске родилась и активно пошла серия «Сказания о нартах». Эта тема, кстати сказать, была близка и моему руководителю.

– Это-то понятно. У кабардинцев есть свой Нартский эпос. А почему он стал вашей темой для самовыражения? Уж о Нартовском эпосе, казалось бы, все сказано и столько по его мотивам написано.

– Если честно, мне всегда нравился Нартский эпос. Всякий раз тянет его перечитывать. И всякий раз нахожу там что-то новое. В эпосе душа народа. Ведь недаром говорят: хочешь узнать народ – почитай его эпос. Я даже в себе разбираюсь через эпос. Любой художник через свои работы в себе разбирается.

– Вы упомянули имена своих сибирских педагогов. Скажите, а кого вы считаете своими учителями?

– Педагогов Санкт-Петербургской академии художеств. Это профессор Андрей Алексеевич Пахомов (светлая ему память) – я окончила мастерскую книжной графики под его руководством. Это Клим Ли, Александр Семенович Андреев, Павел Георгиевич Татарников,  уже упоминавшийся мной Герман Суфадинович Паштов. В 2017 году я начала обучаться технике горячей эмали у заслуженного художника России, академика Российской академии художеств Николая Михайловича Вдовкина.

– Кстати, об эмали.  В 2017 году вы получили первую премию и медаль в номинации «Дебют» III Международного биеннале искусства горячей эмали «Зеркало мира». С чего началось ваше увлечение этим видом изобразительного искусства?

– В 2007-м я побывала на выставке нашего эмальера Людмилы Байцаевой. Была впечатлена. Спустя довольно много времени списалась через социальные сети с дочерью Николая Михайловича Вдовкина, Катей. И стала у него учиться. Он живет и работает сравнительно недалеко от нас – в Минеральных Водах. Учиться у Николая Вдовкина – сплошное удовольствие. Он, можно сказать, родоначальник современной эмали в России. У него и технологии новые, и эксперименты. Это профессионал, знающий свое дело «от» и «до».

И о биеннале «Зеркало мира» я узнала от Николая Михайловича. На конкурс в Санкт-Петербургскую академию Штиглица, где проходил биеннале, были отправлены две мои работы в технике перегородчатой эмали: «Яблоко нартов» и «Ацамаз». Честно говоря, не ожидала, что будет такой результат. Приятно было, что тут еще скажешь. Это, несомненно, стимулирует.

– Хочу в нашей беседе коснуться еще одной вашей победы. В 2016 году за серию «Сказания о нартах», выполненную в авторской технике, вы завоевали первое место в конкурсе имени Заурбека Абоева «Осетия – наш горный край». О какой авторской технике идет речь?

– Я занималась различными видами печатной графики. Это ксилография (гравюра на дереве), обрезная ксилография, офорт (разновидность гравюры на металле), линогравюра (способ гравирования на линолеуме), литография (способ печати, при котором краска под давлением переносится с плоской печатной формы на бумагу).

В «Сказаниях о нартах» какие фактуры? Что-то из дерева, что-то из бумаги, что-то из картона. Смешение техник, фактур, поиск новых фактур – все это авторский стиль. Моя задача – найти красивую фактуру. В качестве фактуры может использоваться даже асфальт – есть техника процарапывания по асфальту. Или камень. Та же бумага, ровная или смятая, дает разные фактуры. Авторский стиль – это поиск своих приемов, фактуры, прочтения.

– Я знаю, что вы любите создавать серии. О некоторых из них вы уже говорили. О других хотелось бы услышать.

– Да, я уже говорила о своей дипломной серии «Жители Даргавса» (линогравюра). Говорила о серии «Сказания о нартах». Есть еще серия «Горы в портретах» (тушь, перо), серия «Древо» (триптих) в технике перегородчатой эмали. Есть еще батальные сцены из истории Алании, образы прошлого. Названия для этой серии я еще не придумала. Есть серия «Песни Байкала» (ксилография, обрезная ксилография).

– Меня, кстати, очень заинтересовали «Горы в портретах». У вас горы похожи на людей. У каждой из них свой характер. В этой серии есть даже любопытнейший автопортрет. А обрамляющая Владикавказ горная гряда – это, по-вашему, (надо же!) спящий дракон. «Горы в портретах», «Сказания о нартах» – все это нам близко и понятно. И вдруг «Песни Байкала». Как родилась эта серия?

– Дело в том, что я очень люблю путешествовать. Многие, знаю, предпочитают ездить в Европу. Не спорю: в Европе много красивых мест, но я люблю путешествовать по России. В нашей стране столько всего интересного, столько разных культур, которые не перестают удивлять, в которые хочется погрузиться поглубже. Ведь наша сила в сохранении, взаимодействии, взаимопроникновении самобытных культур многочисленных народов России, с которыми очень хочется познакомиться поближе.

Зинаида КУЛИЕВА. Двое

Можно сказать, что я всегда в пути. Объездила более 50 городов России. Побывала на Байкале, на Алтае, поднималась на действующий вулкан Горелый на Камчатке, высота которого 1825 метров над уровнем моря. И каждый раз брала с собой в путешествия наш осетинский флаг. Это – частица Осетии, которая всегда рядом со мной. Во время путешествия по Байкалу и родилась серия «Песни Байкала».

– Расскажите о вашем участии в биеннале печатной графики «Кубачинская башня».

– На выставку печатной графики, которая проходила в кубачинском музее «Башня» я отправила четыре листа по Нартскому эпосу. В Дагестане у меня много друзей. Еще в 2011 году побывала там на первом биеннале, который проходил в Каспийске. Открыла для себя замечательных дагестанских художников и искусствоведов.  Поэтому не только сама стала участницей биеннале в Кубачах, но и подбила на это своих подруг из Якутии и Красноярска. Светлана Карпова из Красноярска даже получила там награды.

А вот на пленэр в Кубачи я не смогла поехать, так как находилась в это время в Венгрии на симпозиуме по горячим эмалям. Я первый раз влилась в коллектив эмальеров. Было очень интересно и поучительно. А до этого мы с Катей Вдовкиной возили работы в Италию. В Италии тоже есть такие удивительные места! Венеция... Мое сердце осталось  там. Флоренция, Милан... В Италии я все время делала зарисовки – ручкой, карандашом. Для художников перемена мест и смена впечатлений – великий стимул. А в Венгрии получилось поработать в мастерской.

– В каком направлении хотелось бы развивать свое творчество?

– В разных. В живописи, например. По-прежнему в графике и эмали. Пробую в объемах работать, в дереве. Мне все интересно.

– Какие идеи вы хотели бы донести до зрителей?

– Каждый сам увидит то, что увидит. Художник вкладывает в работу свой посыл, но зритель увидит то, что близко ему.

– О чем вы мечтаете?

– Мне интересно все, что меня окружает. Интересно изучать это, погружаться. Я уже говорила, что очень люблю путешествовать по России. В моих жилах течет, похоже, кровь кочевников. Мечтаю еще поездить по Сибири, побывать на Таймыре, на Чукотке. Меня пленит Дальний Восток. Как-то я встречала новый год с эвенами. Впечатления, скажу я вам, незабываемые. Даже девиз для себя придумала: «Хорошо там, где я». В путешествиях он очень помогает.

Приезжая на новое место, я каждый раз себе говорю, что такой шанс мне выпал первый и последний раз. Значит, нужно все увидеть, все посмотреть, все запомнить, все осознать, не скупясь на эмоции. Увидеть свежие следы медведя, например, – разве это не чудо?

Мир не перестает меня  удивлять и вдохновлять…

Ольга РЕЗНИК

Читайте в рубрике «Персона»:

Скульптор Ибрагим ХАЕВ: «Люблю наш город, нашу республику, каждый ее уголок»

Живописец Алексей КАЛИНИН: «Связывает меня с Осетией – судьба»

Артист Алан ЦАЛЛАЕВ: от «Китайской площади» до «Гамлета»

Борец-вольник Давид БАЕВ: «Поздравлений синхронно было очень много. И все одинаково трогательны»

Король осетинского джаза Николай КАБОЕВ

Поделиться статьей: