«Сегодня ты лучший, а завтра снова приходится убеждать: тебе эфир доверили не зря»… Памяти Ильи КОСТИНА

18 апреля 2019 14:09

Завтра в Москве простятся с Ильей Костиным, специальным корреспондентом Первого канала. После продолжительной болезни он ушел из жизни в 39 лет. Успел многое, но горел желанием сделать еще больше.

Во Владикавказе гордились Ильей, ярким представителем Осетии в элите телевизионной журналистики. И когда в эфире слышали знакомый голос, вместе с ним переносились в другие страны, наблюдали за встречами на высшем уровне, переживали за судьбы тех, кто оказался в зонах бедствия…

Десять лет назад наш сайт «Осетия-Квайса» решил сделать интервью с Ильей Костиным. Тот, несмотря на извечный репортерский груз из калейдоскопа меняющихся событий, сразу и охотно откликнулся. И не просто откликнулся, а очень открыто и подробно ответил на все подготовленные нами вопросы.

В результате получилось интервью, которое по-новому и глубоко раскрыло внутренний мир журналиста, его взгляды на жизнь и гражданскую позицию. Материл решено было опубликовать не на сайте, а в издававшемся тогда журнале «Квайса».

Воспроизводим эту публикацию.

Игорь ДЗАНТИЕВ

*   *   *

Профессия – репортер

Наш человек на Первом

Корреспондент Первого канала Илья КОСТИН – сегодня не только успешный журналист, но и разносторонне развитый человек. Талантливый выпускник Северо-Осетинского государственного университета, он однажды получил свой шанс попасть на центральный российский канал и не упустил его. Это и есть репортерская хватка, без которой в профессии очень трудно.

Вот уже несколько лет Илья готовит для информационных выпусков программ «Время» и «Новости» репортажи, которые находят своего заинтересованного зрителя. Бесконечные поездки по регионам и зарубежным странам, необходимость постоянно держать руку на пульсе событий не отдалили его от родных краев – Осетию он любит и при малейшей возможности посещает. К сожалению, так получалось, что в последнее время причинами приездов нередко были отнюдь не радостные события.

О начале своего творческого пути в Осетии, о профессиональном  восхождении в Москве и о планах на будущее Илья Костин поделился с читателями журнала «Квайса».

На факультетах журналистики не так много ребят. Что повлияло на ваш выбор профессии?

 – А всё очень просто, выбор профессии решил случай. В старших классах школы, когда пришло время определяться, я мечтал о карьере юриста. Возвращаясь в то время, помню, что работа адвоката была тогда верхом моих мечтаний. Однако конкурс на юридический факультет был очень большой.

Несмотря на то, что учился я всегда хорошо, родители предложили мне вариант поступления на юридический факультет одного из военных вузов. Я рисовал другую картину. Хотелось выучить все законы, а потом в строгом костюме с иголочки выступать в суде. Такой, знаете, образ адвоката из западного кино.

И вот, когда будущая карьера юриста у меня в голове была практически разложена по полочкам, в гостях на дне рождения у родственницы я познакомился с журналисткой. Она и рассказала о том, что у нас в СОГУ есть такой факультет, тогда он назывался факультетом осетинской филологии и журналистики. Через год, окончив школу с серебряной медалью, я и подал документы на этот факультет, который впоследствии стал для меня вторым домом.

При поступлении переживал, конечно, как и все абитуриенты. Английский на собеседовании завалил. Но все решил творческий конкурс. В приемной комиссии были люди, которых интересовало, прежде всего, умение самостоятельно мыслить и отстаивать свою точку зрения: Римма Заурбековна Комаева и Зинаида Хасанбековна Тедтоева. Они и разглядели, видимо, во мне журналистскую искру. Дали шанс. Оставалось только этим шансом воспользоваться. Я вообще везунчик, наверное.

Вот вы утверждаете, что на журфаке мало ребят. Я этого не почувствовал. В группе, где я учился, например, парней было больше, чем девочек. И в профессии они остались. Тимур Кусов сейчас заместитель председателя ГТРК «Алания», Азамат Такаев возглавляет пресс-центр университета…

Журналистика вообще, как мне кажется, профессия скорее мужская. Хотя девушки сейчас успешно осваивают такие сферы деятельности. Тамара Козырева, например. Тоже моя одногруппница. Пошла в политику, стала депутатом парламента. Так что наш журфак – еще та кузница кадров.

Что было хорошего, а что не очень во время учебы в СОГУ? Какие воспоминания остались?

– Это было очень интересное время. Первые два года, конечно, пришлось посидеть над учебниками. Все-таки для того, чтобы писать, одного желания мало. Но тяга к фундаментальным знаниям быстро уступила место практическим занятиям. После первого курса нас отправили на практику: по неделе в газете, на радио и на телевидении. Перед выбором специализации в университете выстроили график таким образом, чтобы студенты могли попробовать себя в разных ипостасях.

На республиканском радио у нас с Тимуром Кусовым вышла программа об осетинском кинематографе. В газету «Северная Осетия» я написал несколько статей. Но главная встреча была впереди.

Так получилось, что на телевидение мы попали уже после практики на радио и в печатных СМИ. По распределению нас отправили в творческую мастерскую Ирины Таболовой. Пришли к ней с тетрадками, а она нас с порога отправила на съемку. Так я в первый же день сделал сюжет в программу «Иристон сегодня» для канала «Алания». Во второй день меня ждал уже федеральный эфир – сюжет для канала НТВ.

–  Как получилось, что вы оказались в Москве? Как вы попали именно на Первый канал? Где до этого работали?

– До Первого канала было НТВ. В 2001 году я собрал команду и возглавил бюро телекомпании во Владикавказе. Работать приходилось по всему Северному Кавказу. Тогда в разгаре была так называемая вторая чеченская кампания. Половину рабочего времени приходилось проводить на территории Чечни и Ингушетии. Домой приезжали иногда только на «перегоны». Так мы называем отправку отснятого видеоматериала в Москву по электронным каналам связи.

Времени на учебу практически не оставалось. А ведь я тогда еще был студентом. Спасибо преподавателям – они создали максимально комфортные условия, всегда готовы были идти навстречу…

От первого предложения переехать в столицу я отказался. Но мысль попробовать свои силы в большом городе к тому времени уже, видимо, где-то засела в моей голове. Поэтому когда позвали во второй раз, я стал собирать вещи. Это был канал ТВС. «Уникальный журналистский коллектив», как в шутку его потом называли в прессе. В Москве меня сразу взяли в обойму. Чечня сменилась Ираком. На моих глазах американцы заходили в Багдад. А в Москве случился «Норд-Ост».

Но ТВС просуществовал недолго. Канал закрыли уже через несколько месяцев. Безработным я был неделю. Позвали на Первый. С тех пор, и вот уже более пяти лет — в моей трудовой книжке стоит штамп Первого канала.

Часто бываете во Владикавказе? С кем поддерживаете тут контакт?

– Хотелось бы, конечно, чаще. Но, если по работе, то, к сожалению, это преимущественно печальные и трагические события. Когда сошел ледник в Кармадоне, в редакции даже вопрос не стали задавать, кому ехать – отправили сразу меня. Потом случился Беслан. Командировки в Осетию следовали одна за другой.

Наведываюсь во Владикавказ и не по работе. На день-два. Выбираемся с друзьями в горы, на шашлыки. Знаете, это очень важно для меня. Я знаю, что бы ни случилось, здесь мне всегда рады.

А обратно в Москву всегда возвращаюсь с любимыми осетинскими пирогами. Если их правильно упаковать, то они и после перелёта бывают тёплые. Правда-правда.

С высоты приобретенного опыта, в чем плюсы и в чем минусы журналистской профессии?

– Мы тут с однокурсниками посчитали и оказалось, что прошлым летом у нас был юбилей – 10 лет. Много это или мало, не знаю. В новостях же каждый день надо доказывать свою профпригодность. Сегодня ты лучший, а завтра снова приходится своей работой убеждать: тебе эфир доверили не зря. Здесь не получается отсидеться, всё и все на виду. Сегодня в Государственной думе, а завтра —  уже в командировке, снимаешь сюжет про последствия какого-нибудь наводнения. Но, пока есть интерес к чему-то новому и желание донести проблемы людей до телезрителей, – эта профессия для меня.

А самый главный минус репортерской работы – трудно планировать свое личное время. На телевидении же не как у «белых воротничков»: в 10 часов пришел на работу, потом с двух до трех обед и вечером можно сходить в театр. На работе иногда приходится пропадать сутками. Съемки, монтаж, эфир… Но я не жалуюсь. Настоящие герои все равно не те, кто в телевизоре, а те, кто в поле или на заводе.

Помните свой первый выход в эфир?

– А я уже упомянул об этом. Когда в первый раз услышал в эфире свой голос, думал, что на следующий день проснусь знаменитым. Слава Богу, это чувство быстро прошло.

А на что потратили первую в жизни зарплату?

– Первые деньги заработал в 17 лет. Не помню, честно говоря, на что тогда их потратил. Пошли, наверное, с друзьями в кафе. Купили бутылку кока-колы и взяли 17 трубочек. Но это шутка, конечно. Вообще, к деньгам стараюсь относиться философски. Если есть – хорошо, а нет – значит, еще заработаем.

Пробовали ли вы себя в других видах журналистики, кроме телевизионной?

– Я всегда работал только на телевидении. Но журналистика сейчас, на мой взгляд, становится универсальной. Если говорить о новостях, то здесь что главное – не только успеть, но и сообщить достоверную, проверенную информацию.

Вот мне в интервью, к примеру, уважаемый человек говорит какие-то, казалось бы, очевидные вещи. Но прежде чем выдать это в эфир, я должен поставить их под сомнение. Этому нас еще на журфаке учили. Так что моя работа – сомневаться.

Как складывается ваш творческий путь на Первом канале? Чувствуете удовлетворение от работы или есть еще к чему стремиться?

– Скажу, наверное, банальные вещи, но к чему стремиться есть всегда. Профессия журналиста, если совсем упростить, в чем заключается? В умении оказываться в нужное время в нужном месте. Я в это «Время» попал и чувствую себя здесь вполне комфортно.

Ведете ли вы учет ваших командировок?  В каких городах и странах уже побывали?

– А зачем вести какой-то учет? Все свои командировки, как города и страны, в которых удалось побывать, хорошо помню. Если говорить о зарубежных поездках, то это, прежде всего арабский мир, Ближний Восток: Ирак, Иран, Ливан, Иордания, Турция. Если говорить о постсоветском пространстве, то это страны Средней Азии, Грузия, Белоруссия и Украина.

Так получилось, что в Киеве мне вообще пришлось чуть ли не устраиваться на постоянное жительство. Командировка, которая изначально планировалась на две недели, затянулась на полгода. За это время не только вник во все тонкости местной политики, но и стал понимать украинский язык. Тот опыт репортерской работы на уличных баррикадах в Оранжевую революцию, наверное, нигде больше приобрести нельзя.

Что касается поездок внутри России… Это были и командировки, связанные с разными стихийными бедствиями, и сопровождение в рабочих поездках высших лиц государства, и просто выезды что называется «в поле». Страна у нас большая. Куда поехать всегда найдется.

Бывая за рубежом, на каком языке изъясняетесь?  Владеете ли иностранным и в какой мере?

– Язык международного общения – это сейчас, конечно, английский. А в странах, где английский не в ходу, в съемочную группу всегда входит продюсер-переводчик. Это отработанная технология, принятая во всем мире.

Конечно, языковой барьер создает определенные сложности в работе, но я помню случай в Ираке, когда от нас вынужден был уйти местный переводчик. Мы остались одни в охваченном мародерами городе. Но на бытовом уровне всегда объясниться можно.

Если бы перед вами встал выбор: карьера, любовь или дружба, куда бы вас понесло?

– На Марс, наверное. А вообще, почему надо выбирать что-то? По-моему, одно другому не мешает. Наоборот, каждое из этих составляющих может образовать единое целое. Не люблю довольствоваться половинками.

Что вам интересно, кроме работы?

– Да много чего. Я по своей натуре экспериментатор и легко увлекаюсь. Могу почитать интересную книгу на диване, а могу с парашютом прыгнуть или на роликах покататься с друзьями в выходной день. Журналист – он же вообще аккумулирует в себе из каждой профессии понемногу. Поэтому и в свободное время хочется приобрести какой-то опыт, узнать что-то новое для себя.

Каким был самый тяжелый момент или период в вашей жизни?

– Это очень личное. Могу только сказать, что любые сложности закаляют. Если все совсем хорошо, я оглядываюсь по сторонам – значит, что-то неправильно.

Война в Южной Осетии. Чем она стала для вас? Как узнали о ней? Ваша первая реакция?

– В тот момент я был в Москве, лежал в больнице с воспалением легких. Первая мысль – бросить все и лететь. Позвонил на работу, но меня не отпустили. В больничной палате запоем смотрел все новости. Было странное ощущение какой-то нереальности. Сознание до последнего отказывалось принимать эту правду. Казалось, что в XXI веке такое уже невозможно. И вот – пожалуйста!

Профессия обязывает со временем относиться ко многим вещам с известной долей цинизма. Но в такие моменты, конечно, любой репортер становится обычным человеком. И общее горе от потерь, и радость от спасения приходится пропускать через себя. Иначе не получается.

Что лично вам рассказывали коллеги, которые побывали тогда в самом пекле?

– Рассказали, что в этой войне не было четкого разграничения – свой или чужой. Знаете, как во время Великой Отечественной было: вот линия фронта, здесь наши, а там – противник. В Южной Осетии все было перемешано. Последствия этой войны, мне кажется, мы до конца еще не осознали.

Коллег недавно награждали в Кремле. Пришли оттуда с орденами. Как принято в таких случаях, открыли шампанское и конфеты. Потом стояли грустные в стороне. Думали каждый о чем-то своем.

Ваши ближайшие репортерские планы?

– Жить дальше. Каждый день приносит что-то интересное. Думал ли кто-нибудь, например, что по всем так ударит экономический кризис? А теперь все курсами валют интересуются, за индексами биржевыми следят. В США мечтаю слетать. Там президент новый, все ждут, что он американской нации предложит. «Евровидение» в Москве в мае будет проходить. Мне тоже интересно.

Поделитесь с молодыми журналистами формулой успеха в работе.

– Мне кажется, нет такой формулы. Здесь, наверное, можно было сказать, что надо просто верить в собственные силы и трезво оценивать свои возможности. Да, наверное. Но опять же, успех может прийти, а может уйти. Я сторонник теории малых дел. Если есть возможность сделать что-то незначительное и полезное, – надо делать.

Тамара БИГАЕВА

Журнал «Квайса», №5 2009 г.

Поделиться статьей: