Теймураз КОКОЕВ: «Мы достигли рубежа, когда дальнейшее развитие возможно лишь на основе конвергенции наук»

23 мая 2019 22:33

Он мечтал стать знаменитым режиссером, а стал большим ученым, соединив в своем сердце творческие искания и точность, основательность фундаментальной мысли.

О научном оптимизме, амбициозных проектах, национальном цветке Осетии, поддержке ректора МГУ в самый тяжелый период и вере в судьбу рассказал профессор биологии, совершивший прорыв в осетинской лексикологии, лауреат государственной премии им. К.Хетагурова, заслуженный деятель науки РЮО Теймураз  КОКОЕВ.

– Вы человек, всецело посвятивший себя науке, но при этом мечтавший связать свою жизнь с киноискусством – чтобы рассказать всему миру о своей малой родине, о ее интересных людях, о богатой национальной культуре. Как все-таки удалось загасить в себе юношеские грезы?

–Скорее всего, это получилось не по моему желанию, а на основе трезвого взгляда на реальность. Дело в том, что мне сложно было рассчитывать на успех при моем грузинском образовании. И хотя надо признать, что в то время в грузинских школах в Тбилиси основательно подходили к изучению русской литературы, полученный багаж филологических знаний все же не вселял полной уверенности, что удастся сдать на «отлично» экзамены в ведущие творческие вузы.   

При том, что русскую словесность я обожал с раннего детства. Зачитывался ночами напролет классиками, мечтал вместе с героями любимых произведений, задавался и искал ответы на извечные вопросы. Но, тем не менее, сдавать вступительные экзамены в московские вузы –  тот же ВГИК или ГИТИС – не рискнул. Наверное, в сложившейся ситуации мне не хватило отчаянной наглости, хотя и при ней шансы были бы небольшие.

Вот так, вопреки мечте о большом кино, решил эти замыслы отложить на более поздний срок. А, как известно, нет ничего более постоянного, чем временно принятое решение.

– И все же, Теймураз Исакович, при всей вашей иронии, по ностальгической интонации чувствую, что вы все же наверняка больше романтик, чем прагматик. Или ошибаюсь?

– Скажу больше, в глубине души до сих пор остаюсь не просто романтиком, а киноромантиком. Часто вспоминаю, как в детстве охотился за зарубежными журналами о кино и бережно их хранил. Ради того, чтобы лучше знать историю киноискусства, стал изучать даже польский язык, так как на нем издавались два специализированных журнала, доступных советскому читателю. Мы все, наверное, через всю жизнь проносим в сердце свои юношеские мечты. И в этом смысле я – не исключение.

– А как и почему в вашей судьбе появились именно медицина и биология?

– Наверное, наука сама выбрала это направление, а я подчинился ее выбору. Поступил в Юго-Осетинский педагогический институт на факультет биологии и химии.  Позже, успешно окончив аспирантуру,  продолжил работу на кафедре. За все эти годы прошел путь от старшего преподавателя до ректора. Впрочем, без родного вуза я и не представляю, наверное, уже своей жизни. Сегодня возглавляю кафедру биологии и заведую лабораторией медико-биологических исследований.

– Круг ваших научных интересов довольно широк и разносторонен – экология, микробиология, медицинская биохимия, ботаника, зоология, микология и, наконец, лексикология. Сегодня  только так – синтез наук? Или возможна и узкая специализация?

– Мы живем в такое время, когда взаимопроникновение наук просто необходимо, к этому ведет развитие современной цивилизации. Согласитесь, еще недавно то, что нам казалось непостижимым, сегодня стало реальностью. Мы ежедневно продолжаем процесс познания мира, подстраивая под него науку, технологии, промышленность. Это и есть некий взаимообогащающий круговорот полезных дел.

В определенном смысле мы достигли какого-то рубежа, когда дальнейшее развитие возможно лишь на основе конвергенции наук. При этом, хочу подчеркнуть, узкая специализация, конечно, нужна. Это фундамент современной науки. А вот для того, чтобы органично и результативно сочетать различные направления, безусловно, нужен талант.

Вместе с тем, очень надеюсь, что с развитием научной мысли будет расти ответственность людей за свое будущее. Каждый из нас, и тем более ученый, должен, прежде всего, осознавать, что от его открытия, личного вклада зависит качество жизни следующих поколений. Крайне важно взвешенно, прагматично и обдуманно подходить к развитию той или иной области науки. В погоне за технологическим прогрессом на первый план выходит задача сохранить человека и его место на нашей планете. А это значит оставаться верным научным традициям.

– Но сегодня актуален синтез не только родственных, но и естественных и гуманитарных наук! И убедительное подтверждение тому – ваш фундаментальный труд «Русско-осетинский энциклопедический словарь по биологии и медицине. Неологизмы и система терминов». Его не без оснований называют прорывом в осетинской лексикологии. Как пришла идея заняться созданием этого уникального словаря?

– Не знаю, хорошо это или нет, но по жизни я убежденный перфекционист. Чем глубже вникал по роду своей профессиональной деятельности в терминологию, тем острее ощущал необходимость в ее обновлении, а правильнее будет сказать в ее расширении. Потом жизнь с развитием технической мысли сама подсказывала, что стоит безотлагательно приступить к созданию такого словаря.

Согласен, что идея амбициозная. Но я всегда мечтал внести свой вклад в осетинскую лексикографию. Посредством этого словаря  я постарался вызвать у наших сограждан интерес к своему языку. И совсем не обязательно, чтобы все эти термины, которых более 12-ти тысяч, стали общеупотребительными. Важно ведь, чтобы следующие поколения тоже могли использовать их. И дополняли, расширяли словарь. Буду только счастлив.

– Каждая страна имеет цветок-символ. В России к таковым можно отнести ромашку, о которой сложены песни. У Китая это –нарцисс, у Франции – лилия. Восполнить этот пробел у нас вы предложили цветком, который называется ятрышник. Почему именно он достоин национального статуса?

– Прежде чем ответить вам, хочу сказать, что понятие «национальный цветок» – очень древнее: оно зародилось гораздо раньше, чем в большинстве стран утвердились государственные флаги. В те времена национальный цветок играл очень большую роль в жизни народа, являясь его символом, своеобразным знаком отличия, что ли. И сегодня цветы не утратили своей «государственной» роли.

Размышляя об  этом, я задумался: а почему у Осетии, несмотря на огромное разнообразие флоры, нет своего национального цветка? Мне кажется, на эту роль вполне заслуженно подошел бы ятрышник. Ведь он символизирует здоровье и любовь.

Этот красивый, радующий глаз цветок обладает множеством важных лечебных свойств. У нас произрастает, около восьми видов ятрышника.

– В течение 10 лет вы возглавляли Юго-Осетинский государственный университет. В этот период вам наверняка пришлось разрываться между наукой и административными обязанностями. Да еще в условиях постоянной военной опасности. Что помогло сберечь вуз, сохранить в нем традиции и потенциал?

– Это были самые тяжелые годы не только в моей работе, а для всей Южной Осетии. В условиях перманентной, как вы правильно отметили, грузинской вооруженной угрозы. Признаюсь, были и такие моменты, когда меня охватывала полнейшая депрессия. В августе 2008-го был сожжен главный корпус университета. Тяжело даже вспоминать, что мы пережили в те драматичные дни.

В Министерстве образования России предложили распределить наших студентов по вузам Южного федерального округа. Для меня и моих коллег это было неприемлемо, ведь могла рухнуть вся система высшего образования Южной Осетии. И вряд ли подавляющее большинство студентов вернулось бы обратно в республику. А профессорско-преподавательский состав оставался бы без работы, терял квалификацию, преподавательские навыки, был бы лишен перспективы. Поэтому все силы были направлены на то, чтобы, вопреки обстоятельствам, сохранить вуз.

У нас это получилось. И я счастлив, что в тот труднейший период мы не дрогнули, выстояли и смогли в буквальном смысле возродиться из пепла.

Ректор МГУ Виктор САДОВНИЧИЙ - кавалер двух орденов Республики Южная Осетия

Не зря говорят, что друг познается в беде. Я бы даже сказал, что большой друг познается в большой беде. Неоценимую помощь – не только материальную, но, прежде всего, моральную и интеллектуальную – нам оказал крупный ученый, ректор МГУ, председатель Союза ректоров России Виктор Садовничий. Он первым вызвался помочь, узнав о случившемся. Его телефонный звонок ранним утром 10 августа 2008-го помню, как сегодня. Слова поддержки Виктора Антоновича, конечно же, придали сил нам всем. А главное, эти слова так быстро, четко и последовательно превращались в конкретные дела, что Южная Осетия всегда будет помнить эту братскую, искреннюю поддержку.

Садовничий помог нам приобрести мини-типографию, чтобы наши научные сотрудники и студенты могли издавать свои труды. Благодаря ему же наш вуз стал обладателем собственной медико-биологической лаборатории. И это очень помогло не только в научной деятельности, но и в практической жизни. Сотрудники лаборатории провели, например, серьезные исследования о состоянии здоровья населения республики.

Юго-Осетинский государственный университет в августе 2008 г.
Юго-Осетинский государственный университет сегодня.

– Юго-Осетинский университет не только удалось сохранить, придать ему поступательное развитие, но при вашем ректорстве он утвердился как ярко очерченное национальное учебное заведение. Действительно ли, вне зависимости от избранного направления для каждого студента обязательной дисциплиной является осетинский язык?

– Вы правильно подметили: университет старается идти в ногу со временем. Активно сотрудничаем с СОГУ и целым рядом российских, зарубежных вузов. В 1996 году ЮОГУ получил лицензию и аккредитацию, работает по российским образовательным стандартам с последующей выдачей дипломов российского образца. Примечательно, что с каждым новым годом количество абитуриентов стало увеличиваться.

А что касается осетинского языка, то в каждом учебном плане есть региональный компонент. Я воспользовался этой возможностью и предложил ввести родной язык и литературу в качестве дисциплины на всех специальностях. Глубоко убежден: сохранение родного языка – главный инструмент национальной идентичности. Как бы сложно ни протекал этот процесс, родной язык нуждается в постоянной и всесторонней поддержке.

– Давайте попытаемся вернуться в советское прошлое. Вы можете себя узнать в нынешних студентах? Что общего между ними и теми, кто учился в пору вашей молодости?

– Молодость, студенчество – прекрасная пора, которая остается в сердце каждого навсегда. Во многом, конечно же, есть схожесть. А во многом – нет. Нынешняя молодежь гораздо предприимчивее и активнее в поисках необременительных путей. Я бы, например, очень хотел, чтобы юноши и девушки больше посвящали себя точным, естественным наукам. И делали это с настойчивостью, со стремлением добиваться глобальных целей. Согласитесь, сегодня этот вопрос актуален.

Своим сегодняшним студентам, детям, внукам я неустанно внушаю  самую важную мысль: долг каждого – быть полезным там, где родился, созидать на той земле, которая подарила тебе жизнь.

– Студенты рассказывали о вашей формуле успеха: древнегреческий философ Диоген днем зажег фонарь и ходил по городу со словами: «Ищу человека! Ищу человека!». Это и есть путь к счастью?

– Путь к счастью у каждого свой. Со своими изъянами, испытаниями, успехами и переживаниями. Тернистая она, жизнь. Важно в ней состояться, не потерять в себе человека, искать и всегда находить его в другом. Ведь мы и наши поступки – отражение друг друга. Поверьте, я знаю это точно. Таков закон жизни на земле.

Нонна КУСОВА

Поделиться статьей: