Алексей КАЛИНИН: «Связывает меня с Осетией – судьба»

12 марта 2019 15:10

Прикипеть к Осетии по-питерски – безудержно и навсегда. Скучать по ее горам на берегах Невы и мечтать взойти на непокоренные вершины. Выплеснуть все эти чувства на холст в стремлении удержать запавшие в сердце образы в своих объятьях.

О поиске своего «я» в паутине извилистого творческого пути рассказал художник-поэт, влюбленный в Осетию – Алексей КАЛИНИН.  

– Даже не уточняю, были ли вы с самого детства увлечены рисованием – не сомневаюсь, это так. Помните свою первую картину?

– Нет, к сожалению. А так вы правы: еще в детском саду много рисовал, особенно любил животных. Мне казалось, что получается. Да и воспитатели отмечали, что во мне есть творческое начало. Случалось, даже приводили в пример мои работы. Признаюсь, это вдохновляло на новые искания и свершения.

В нашем детстве все собирали фантики от популярной жвачки «Турбо» с фотографиями модных машин. Я просто обожал с них срисовывать. Хорошо помню, были плакаты с «Коммандо» и «Конаном-варваром» – рисовал Арнольда с них в полной амуниции. Ребята в детском саду приходили в дикий восторг. А мне, наверное, уже тогда нравилось дарить такие эмоции людям.

Но, пожалуй, самые трогательные воспоминания из детства – это наши с мамой долгие разговоры о непостижимой, как мне тогда, казалось живописи. Мы довольно часто посещали Эрмитаж и Русский музей. Передать словами те первые впечатления для меня даже сейчас волнительно.

– Неужели встреча с прекрасным так опрокинула для вас обычные детские предпочтения?

– Однажды прочитал одну чудесную фразу: «Детство – это подробности мира». И ведь действительно так. В детстве каждое событие для тебя приобретает едва ли не мировое значение, благодаря чему и познается мир. Так вот, для меня поход в Эрмитаж всегда становился событием. Там все потрясало роскошью, великолепием и своей сложностью.

Я никак не мог понять, как можно уметь так творить, какого масштаба должен быть талант человека, чтобы вот так, на века, оставлять свой след в истории. Как можно так рисовать, чтобы люди с картин, словно живые, смотрели на тебя и делились своими эмоциями.

И каждый раз я возвращался домой невероятно вдохновленным. Брался сразу же за кисть и по памяти старался воспроизвести то, что удивило. Эта детская неописуемая внутренняя радость до сих пор со мной.

– И в самом деле ваши работы «Утро в Фиагдоне», «Осетия. Река Фиагдон», «Цей» настолько трогательные, что создается впечатление, будто вы смотрели на нашу природу влюбленными и чистыми глазами ребенка – как раз из того мира, который вы черпали первыми походами в Эрмитаж и Русский музей...

– Работы, которые вы назвали, были написаны во время летней практики в 2013 году, когда я впервые посетил Осетию. И, действительно, был очарован вашими пейзажами, величием гор. Показалось, что поймал вдохновение. А оно уже вылилось в написание сразу нескольких картин, отсюда и даты на работах одни и те же.

Могу сказать, что мне хотелось запечатлеть буквально все вокруг. Таких гор прежде не видел. Хотя бывал, например, в Швейцарии. Но там они не такие.

Алексей КАЛИНИН. Утро в долине
Алексей КАЛИНИН. Река Фиагдон
Алексей КАЛИНИН. Цей

Жили весь период в Фиагдоне. С утра до ночи без устали бродили по окрестностям: Лац, Дзивгис, «Город Мертвых», неповторимые фамильные башни. Эти места наполняют тебя особой внутренней силой и энергией. По мотивам нашей пешей экспедиции была написана и картина «Пастухи».

Вот в Цее, к сожалению, был только дважды. Первый раз в гостях у родственников – там и написан этюд с горами. Во второй – мы  поднимались на ледник. Там мне было не до этюдов, в голове была одна мысль: дойти бы до вершины, преодолев непростой путь.

– Почему в вашем творчестве особое место занимает серия осетинских пейзажей? Что связывает вас с Осетией?

– Не поверите, крепкие узы брака. Моя супруга родом из Владикавказа. Так что связывает меня с Осетией – судьба.

– И как же вы оказались осетинским зятем?

Когда позирует любимая супруга, приходит особое творческое вдохновение

– Евгения была вольнослушателем в нашей мастерской в Академии художеств. Для тех, кто не в курсе, поясню, вольнослушатель – это такая форма подготовки к поступлению в институт. Претенденты пишут и рисуют в мастерской вместе со студентами, но за эту возможность должны позировать две недели на портрете.

Случилось наша встреча в далеком 2007 году. Я начал рисовать портрет и залюбовался невероятной красотой. Да так, что оторваться до сих пор не могу! Как говорится, красавица-осетинка покорила меня однажды и навсегда.

– А до этого Вам что-то было известно об Осетии?

– Нет, Кавказ представлялся мне единым организмом, воспринимался, скорее, по произведениям классиков и сводкам теленовостей. И казался далеким всегда.

У нас на разных потоках учились ребята из Осетии, Чечни, Кабардино-Балкарии, но близко с ними общаться не довелось. Открылось большое и радушное кавказское сердце для меня только после знакомства с любимой супругой.

– Вы говорите об Осетии как о едином целом…

– Так, как и должен воспринимать ее осетинский зять…

– А удалось добраться до ее южной части?

– Довелось. Но пока, к моему большому сожалению, бывал в Южной Осетии только проездом. Зато за один день побывал сразу в Цхинвале, Дменисе, Дзау, Ленигоре…

– И еще вы безукоризненно называете название городов и сел осетинского юга, чего услышишь далеко не от каждого осетина…

– Свежим взглядом на все обращаешь внимание, тем более на такие важные моменты… Хотя, конечно, как только пересек хребет, поддался наплыву чувств. Сразу за тоннелем горный пейзаж покорил с первого взгляда. Он такой, как вам сказать, героический.

В Южную Осетию мы с моим тестем Николаем Дзукаевым поехали с ответственной миссией –  восстанавливать памятник большому ученому Васо Абаеву.

Но, наверное, самой запоминающейся частью поездки была встреча с родственниками на фамильном кувде в ущелье Белых Туальцев, в селе  Челиат. Вот где бы я мечтал остаться и жить! Райское место с неописуемо прекрасной природой!

– Насколько я поняла, с отцом вашей супруги, известным в Осетии и за ее пределами скульптором, у вас сложились теплые отношения. Ну, этим мало кого удивишь. А как с тещей? Ведь в народе традиционно считают, что именно на этом направлении подстерегают самые сложные рифы?

– Ну, это же не всегда так бывает. И я очень рад, что попал в разряд тех самых исключений. С тещей у нас удивительно душевные и третные отношения. Галина Николаевна живет во  Владимире, мы с ней к тому же еще и коллеги, она преподает рисунок и живопись в детской художественной школе.

К сожалению, встречаемся не так часто, как хотелось бы. Она приезжает к нам в Петербург раз в год повидать любимых внуков. Замечательный человек, моя теща!

– Где вы еще успели побывать в Осетии? И какие места особенно впечатлили?

– Кроме тех мест, о которых упоминал, в Кобанском и Дигорском ущельях. Вот пока, пожалуй, и все.

Алексей КАЛИНИН. Пастухи
Алексей КАЛИНИН. Село Лац вечером

Но поделюсь сокровенным: очень хочется возвращаться в ваши места снова и снова. С нетерпением жду каждой такой возможности. Жажду не просто сходить в горы, а хотя бы отчасти насытиться их красотой и величием.

Мечтаю объездить и обойти вдоль и поперек всю республику, но пока дети не подрастут, сделать это вряд ли получится. Придется немного подождать. От этого мечта станет только сильнее.

– У свежего взгляда зрение всегда острее. На что вы обратили внимание в Осетии? Что считали бы нужным изменить?

– Заметил сильное социальное расслоение. Между людьми бедными и людьми состоятельными слишком большая дистанция. И если ты из вторых, то такое ощущение, что тебе все позволено.

– Есть конкретные наблюдения?

– Взять, например, надстройки во Владикавказе, когда добавляются лишние метры площади к квартире за счет придомовой территории. И такие вольности носят повсеместный характер, и они не запрещены.

Выглядит все это, простите за прямоту, уродливо, искажает архитектуру, превращает столицу республики с богатейшей историей в заштатный провинциальный город.

К сожалению, подобный подход укоренился не только во Владикавказе. Оказывается, у вас можно построить себе виллу на земле музея-заповедника, сделать самую высокую фамильную башню при въезде на историческую территорию…

Хотелось бы, чтобы в таком благодатном крае гораздо лучше развивалась инфраструктура спортивного, туристического направления. Например,  велоспорт, сноуборд, лыжи, скалолазание всякие спортивные активности, связанные с горами. При таких природных возможностях странно не использовать этот ресурс.

Заметил также, что цены во Владикавказе – практически как в Санкт-Петербурге, при том, что средние зарплаты у людей гораздо ниже питерских.

Можно долго говорить об этих вещах, ведь многие проблемы касаются всей нашей большой страны, просто на ее маленькой модели – в одной республике, все видно фактурнее.

– Вы работаете заместителем директора по учебно-воспитательной работе в престижном, с большими историческими традициями художественном лицее им. Иогансона при Академии художеств. Это ведь не только серьезная ответственность, но и дополнительная и немалая нагрузка. Не сдерживает ли это ваш творческий рост?

– Здесь все печально. Конечно, сдерживает. Но с другой стороны есть уникальная возможность передавать свои знания детям, не выживать за счет сомнительных заказов и не искать их, а делать то, что действительно тебе нравится.

Еще эта работа – в определенной степени и мой долг. Ведь я сам в свое время окончил этот лицей, где замечательные педагоги пестовали меня, воспитывали, закладывали то понимание искусства, которое и помогло обрести любимую творческую профессию.

– При всех жизненных препятствиях и педагогической занятости, есть вероятность того, что когда-то мы увидим персональную выставку работ Алексея Калинина во Владикавказе и Цхинвале – на земле уже и вашей Осетии?

– Выставка – это событие в жизни каждого художника. Событие большое и грандиозное. Для того чтобы прийти к ней, нужно многое сделать. Думаю, когда-нибудь такой поворот произойдет. С одним уточнением: это обязательно будет совместная выставка – наша с супругой. И мы будем стараться, чтобы наша встреча с ценителями изобразительного искусства Осетии непременно получилась.

Нонна КУСОВА

Поделиться статьей: