Александр БИТАРОВ: «Зрители порой вводят нас в заблуждение»

26 марта 2019 13:54

Отдел «Абонемент художественной литературы» Национальной научной библиотеки давно уже стал уютной площадкой для проекта «Современник», герои которого – люди яркие, творческие, думающие, неравнодушные, обладающие своей собственной жизненной позицией.

И еще один любопытный нюанс: гости проекта представляют себя сами. Вот почему заслуженный артист РСО-Алания, актер Северо-Осетинского академического театра им. В.Тхапсаева, заведующий кафедрой театрального искусства СОГУ Александр БИТАРОВ, которому предстояло самому говорить о себе и при этом держать зал в тонусе (артисты знают, что это такое и как это сложно), поначалу был явно смущен («Такого еще не бывало, чтобы ждали меня, обычно артисты ждут зрителей. Я не считаю, что чего-то достиг, чтобы...»). Но потом ничего, разошелся. И даже те, кто видел артиста впервые, смогли утвердиться во мнении, что актер он от Бога.

Рассказывая о себе и других, Битаров весьма точно передавал чужие голоса и интонации, разыгрывал мини-спектакли, копировал зрителей Осетинского театра и поражал наблюдательностью, талантом и человеческой глубиной. Думается, неслучайно именно он, один из ведущих актеров Осетинского театра, полюбившийся зрителям в образах Пакундзы из «Силач, богач и сирота Дзиго» Р.Тотрова, Гайто из «Нафи и его дочери» Г.Хугаева, Горация из «Гамлета» У.Шекспира, Франсуа Пиньона из «Ужин с дураком» Ф.Вебера и других, был выбран и утвержден на роль народного героя, борца против феодального гнета Чермена в одноименном спектакле, премьера которого впервые после 18-летнего перерыва состоялась на изломе минувшего года.

Премьера была посвящена сразу двум знаковым для Северной Осетии событиям: 105-летию со дня рождения Гриша Плиева – поэта, драматурга, переводчика, написавшего трагедию «Чермен», которая признана специалистами одной из вершин осетинской национальной драматургии ХХ века, и 80-летию со дня рождения народного артиста РСФСР Бимболата Ватаева, который был ярчайшим исполнителем роли Чермена.

Вопросы, задаваемые собравшимися Александру Битарову, касались и роли Чермена, и театрального искусства вообще, и детства актера, и его творческого становления, и многого другого.

ПРО ДЕТСТВО И ПЕРВЫЕ АРТИСТИЧЕСКИЕ ОПУСЫ

– Детство мое прошло в селе – в Алагире. Я считаю Алагир, скорее, селом, нежели городом. Мальчишкой я был озорным, подвижным, смешливым, но не балованным.

Детство было веселое. Моим соседом был будущий художественный руководитель молодежного театра «Амыран» Таймураз Лазаров. Он и заразил театром.

Мы постоянно разыгрывали придуманные им разного рода сценки. Потом я в школе играл в постановках, и это мне нравилось, потому что, во-первых, во время репетиций освобождали от уроков, а во-вторых, мне было приятно внимание и благодарность, которые давала сцена.

ПРО ВЫБОР ПРОФЕССИИ

– Я из простой рабочей семьи. Папа всегда тяжело и много работал. И я при всем при том, что сцена мне очень нравилась, хотел помочь семье, а для этого нужно было приобрести профессию, которая позволит зарабатывать на жизнь. Я хотел учиться в ПТУ, окончить его на «отлично», а потом, сдав один экзамен и пройдя собеседование, стать студентом ГГАУ.

Но эта «история» не понравилась моей маме. Она, как это могут только матери, чувствовала, к чему у меня лежит душа. Я помню наш с ней серьезный разговор, помню, как мы спорили. В конце концов, договорились, что я буду поступать на факультет искусств в СОГУ. И если поступлю, то все, буду учиться на актера.

ПРО УЧЕБУ

– Я поступил на отделение актерского искусства факультета искусств. Худруком нашего курса был Анатолий Галаов. Преподавали нам Тамерлан Сабанов, Изабелла Каргинова, Земфира Федоровна Галазова (сценическую речь) и другие замечательные педагоги.

Год я проучился. А потом... Набиралась студия Осетинского театра в «Щуке». Я не собирался ехать в Москву, но мои однокурсники Сослан Фидаров и Вадим Цаллаев меня сагитировали. Бибо Ватаев нас набрал, отправил в студию. Благодаря ему наша студия имела возможность выучиться.

ПРО БИБО ВАТАЕВА

– Бибо Ватаев – это такая масштабная фигура, такая мощь, такой талант! Как он заполнял собой пространство! Я пересмотрел все, что только мог, из сыгранного им. И был в шоке от такой мощи, такого мастерства!

Вот у кого надо учиться мастерству, вот пример для подражания. Вот та высокая планка, к которой надо стремиться.

ПРО РОЛЬ ЧЕРМЕНА

– До меня эту роль играли корифеи Осетинского театра. Да и сам Чермен – личность легендарная. Эта роль была для меня эмоционально сложной.

Состоялся серьезный разговор и с худруком театра, и с режиссером Тамерланом Сабановым. Я сказал им, что для меня важно их мнение, но я объективно не вижу себя в роли Чермена. Ведь это реальный исторический персонаж, герой нашего народа. Это очень ответственно.

Один разговор состоялся, второй. Я понимал, что актеру нельзя отказываться, театральная этика не позволяет, но я просил прислушаться к моему мнению, называл даже имена тех актеров, которые, на мой взгляд, могли бы сыграть Чермена. Но... они настояли.

А я очень робко себя чувствовал в роли Чермена. Но в процессе работы стал понимать, что что-то у меня начинает получаться. В какой-то момент почувствовал какую-то помощь, энергетическую подпитку. То ли это делает текст Гриша Плиева, то ли конфликтная ситуация. Ведь где сопротивление, там энергия. Ни в одной роли я не почувствовал ничего подобного. Очень обрадовался тому, что могу профессионально вырасти.

Буду играть и совершенствовать эту роль. Но если бы я был ровесником Бибо Ватаева, то роль Чермена не досталась бы мне никогда.

ПРО СОВРЕМЕННУЮ ПЬЕСУ

– Нельзя ставить пьесу, которая не отвечает современным реалиям общества. И сегодня есть неравенство между людьми, и мы выходили в «Чермене» на сцену с тем, чтобы напомнить, что к людям нужно относиться как к личностям.

А вообще формулу современности вывел еще Евгений Вахтангов. Она в его триединстве: время-автор-коллектив.

ПРО ТАЛАНТЫ И ПОКЛОННИКОВ

– Зрители порой вводят нас в заблуждение. Их аплодисменты могут не соответствовать реальному положению дел. Слыша их аплодисменты, актер может уверовать в безупречность своей работы. А это плохо.

В актерской профессии нельзя терять трезвость оценки. Критику нужно подпускать. Но когда слышишь критические замечания от профессионала – это одно, а когда от зловредного человека, дилетанта – совсем другое.

ПРО РЕЖИССЕРОВ И РЕЖИССУРУ

– А вообще актеру надо слушаться режиссера – это правило. И артисту надо постараться максимально удовлетворить его запросы. Но в любом случае формирует свою роль актер.

Станиславский говорил: «Прав всегда актер». Но и с ним можно поспорить. Если актер будет делать все, что хочет, работа развалится.

Да, в режиссуру меня тянет, но когда я вижу муки режиссеров, мне их становится жаль. Это – адский труд.

А тянет в режиссуру потому, что есть несколько пьес, которые хотелось бы поставить в том виде, в каком они мне представляются. С другой стороны, многие актеры мне говорят: «Не смей идти в режиссуру. Ты себя потеряешь».

Ладно, пойду в драматурги (смеется).

ПРО «ДЯДЮ ВАНЮ» И ДРУГИЕ ХОРОШИЕ СПЕКТАКЛИ

– Чеховского «Дядю Ваню» в постановке Римаса Туминаса Московского вахтанговского театра я первый раз посмотрел в Москве, а потом дважды здесь, во время гастролей столичных вахтанговцев во Владикавказе. Получил колоссальное впечатление.

Хороший спектакль заменяет четыре года обучения в театральном институте. Он формирует твои вкусовые качества, твое мировоззрение.

Пьеса о глубоко несчастных людях «Дядя Ваня», простая, казалось бы, история, вобрала в себя содержание всех пьес мира. Масштабная пьеса!

Поразила меня еще одна постановка – моноспектакль Анатолия Горячева «Он был титулярный советник» по повести Гоголя «Записки сумасшедшего» в театре Фоменко. Имена я обычно не запоминаю, а это запомнил: Анатолий Горячев. Такую актерскую игру я никогда не видел.

Правильно говорят, что все познается в сравнении. Смотрел я и думал: а смог бы я найти такие краски, такое многообразие?

Горячев работал в разных диапазонах. Один на сцене держал зал час двадцать минут. Он так играл, что даже каждый предмет в его руках имел какое-то значение...

Анатолий Горячев – театральный актер. В общероссийском масштабе его знают мало. Популярности, увы, способствуют кино, телепередачи...

ПРО ЗРИТЕЛЕЙ ОСЕТИНСКОГО ТЕАТРА

– К молодым зрителям вопросов нет, они ведут себя в театре достойно. А вот представители старшего поколения разочаровывают. Позволяют себе неуместные реплики, не отключают сотовые телефоны, отвечают на звонки во время спектакля.

Они по-базарному одеты. Я полагаю, должны быть специальное платье, костюм для похода в театр. Когда ты соответственно одет, и чувствуешь себя по-другому, и вокруг все меняется. Как говорил Чехов, «в человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли».

Даже не знаю, может быть, перед спектаклями стоит выходить к зрителям и говорить им пару слов о правилах поведения в театре?

Незаметно пролетели полтора часа общения с Александром Битаровым, которому, как и его кумиру Анатолию Горячеву, удалось все это время держать зал. Было познавательно, интересно, а временами даже весело. В конце встречи свой фирменный экспромт виновнику торжества подарила народный поэт Осетии Ирина Гуржибекова:

Я пришла говорить с актером.

Но встретилась я с режиссером,

И с мудрецом, и с воителем,

И где-то немного со зрителем...

Ольга РЕЗНИК
«Пульс Осетии», 26.03.2019

Поделиться статьей: